ФАНФИКИ!!!
Меню сайта

Категории фанфикшена
Юмор [162]
Для поднятия настроения!!!
Ангст [23]
Все трагичное и слезоточивое здесь... Здоровая доза пафоса!!!
NC-21 [2]
А вам уже исполнился 21 год? Яой, юри, откровенность за откровенностью... М-м-м...
Приключения [56]

Форма входа

Поиск по разделам

Друзья сайта

Наш опрос
Голосуем за анимешки, которые хотели бы здесь видеть!
1. Наруто
2. Цельнометаллический Алхимик
3. Другое
4. Chrno Crusage
5. FLCL
6. Inuyasha
7. Green Green

[ Результаты · Архив опросов ]

Всего ответов: 247

Вы вошли как Неприкаянная Душа
Текущая дата: Суббота, 2017-11-18, 7:43 AM

Начало » Статьи » Наруто » Юмор

Путь Боли, часть третья
Название: Путь боли
Глава №3
Жанр: Черный юмор/Стеб
Рейтинг: R – Исключительно из-за речи одного из персонажей
Фэндом: Наруто
Отказ от прав: Ничего с фика не имею, на авторство Кишимото не претендую.
Персонажи: Акацуки
Бета: Meow-chan
О чем: Пейн пишет биографию Акацуки, а Дейдара понимает, что мертвых среди них куда больше, чем может показаться на первый взгляд.

Третья часть

Учиха Мадара - персонаж настолько сложный и загадочный, что автор сего творения не рискует описывать его великие деяния (1)- пережил бы с десяток Аматерасу, Сюзано-о или Райзен-сюрикенов. Он не боялся никого и ничего. Даже иррациональный меценат Какузу его не пугал.
Века летели, дни тянулись, секунды превращались в века – а Мадара гордо витал над этим круговоротом, именуемым «бытием» и хохотал.
Нас, однако, совершенно не интересует, что этот низкого пошиба мастер играть с чужими эмоциями думал об устройстве мира.
Нас интересует только настоящее – ведь прошлого уже нет, а будущее может никогда не наступить.
Посмотрим лучше на Учиху Мадару, явно норовящего похить славу Солида Снейка. Он прячется за колонами, выглядывает из-за поворота, что бы потом эффектным сальто преодолеть расстояние в два с половиной метра. Он СЛЕДИТ.
Теперь, когда вы явно видите Мадару с пистолетом системы «Соком» в руках и пачкой сигарет в кармане, можно вернуться к чудовищнейшим образом прерванному повествованию.
По понятным только ему одному причинам, Великий Гроссмейстер в оранжевой маске следовал за Дейдарой. Понимать причины Учихи автор наотрез отказывается, и вам того же желает.
Странный подрывник, воровато озираясь по сторонам, юркнул в обитель Какузу и заперся там изнутри. Мадара вытащил шпильку из волос прибитого рядом с дверью муляжа головы Орочимару и парой отточенных, доведенных до совершенства движений справился с примитивным замком.
Дейдара, рывшийся в вещах Какузу, обернулся и ОЧЕНЬ странно посмотрел на него.
- Че? – в своей обычной вульгарной манере спросил бывший террорист.
- Дейдара-сан, я беспокоился о вас…
Как адская бабочка скрывалась под личиной Конан, так и сам Мадара носил маску того, кем не являлся.
- Тоби-хреноби… - Дейдара сплюнул прямо на пол, - Пришел потырить Какузины вещички, м-м-м?
- Как и вы, Дейдара-сан? – «Тоби» глупо хихикнул, - Только не говорите ему обо мне, умоляю вас!!!
- Молчать!!! – подрывник зарычал, - А то как глаз возьму – и ВЫСОСУ!!!
- Дейдара-сан, вы что – обиделись? Простите, я забыл спросить – как поживает рука?
- Тоби, можешь попрощаться со своим глазом!!!
Такой же, как всегда – грубый, спесивый, обидчивый, влюбленный в себя и свое искусство. Ненадежный соратник и неверный друг… Дейдара иногда искренне восхищал Учиху! Жаль, что в обозримом будущем ему придется умереть.
- Но… но… - залепетал Мадара, внутренне ухмыляясь и корча рожи, - Как вы можете только из-за того, что я помешал вам… Дей-чан, умоляю вас!!!
Лицо Дейдары застыло и на миг на нем проступила такая ненависть, что «Тоби» отшатнулся.
- Как ты меня назвал, м-м-м? – тихо спросил подрывник.
- Но это же я так… По дружески… Ну вы же тоже можете называть меня… Тоби-тян… Или Би-тян?
- Тоби, только один человек до тебя так сокращал мое имя. Этого оказалось достаточно, что бы я стал считать его своим врагом. Ты хочешь стать моим врагом?
- Нет, что вы…
Была в Мадаре одна ма-а-ахонькая черточка - шириной эдак с мировой океан. Звалась она (2) «остроумным злорадством.
Пейн, если бы его спросили, назвал бы ее маразматической дурью старого козла. Только вот кто ж его, сиротинушку, спросит?
- Что вы, ДЕЙ-ЧАН! Как же…
Мадара не заметил, откуда бывший террорист вытащил проклятую ножку от стула. Дейдара, словно в попытке завоевать медаль на Олимпийских играх, метнул ее и бросился вон из комнаты.
Учиха очухался несколько минут спустя, ощупал глаз и возблагодарил самого себя за то, что прорезь маски оказалась уже диаметра ножки.
Он любил Дейдару за экспрессивность и способность к импровизации.

Ах, эти коварные углы! Пейн всегда смотрел вперед, подсознательно надеясь увидеть свет в конце тоннеля. Был он по натуре коммунистом, тайно подумывал о постройке личного мавзолея и пытался ввести в униформу Акацуки красные галстуки. В итоге пришлось ограничиться облаками на плащах. (3)
Повороты его пугали. Кто знает, что скрывается за ними? Чешущий синие яйца Кисаме, ковыряющий в носу Хидан или уже который год строящий из себя мальчика Учиха Мадара?
Углы были следствием злобных поворотов. Они доводили Пейна до исступления, заставляли его нервно переступать с ноги на ногу и крепко сжимать зубы.
Глава Акацуки не замечал эти гнусные порождения тьмы только в одном случае – когда очень хотелось писать. Как назло, его подвергшийся насильственной чистке желудок сейчас в унитазе не нуждался, поэтому убийца Саламандера Ханзо закрыл глаза, вытянул руки перед собой и шагнул за угол.
Ничего не произошло.
Расстроенный Пейн огляделся в поисках затаившейся опасности и заметил Дейдару, нагло выплывшего из-за противоположного угла.
- Так я и знал! – он довольно захлопал в ладоши, - Прячешься? Недоброе замышляешь?
- Эй, Пейн… - бывший террорист сделал пару шагов по направлению к начальству, - Давно хотел тебе сказать, м-м-м… А не пошел бы ты нахуй, Пейн?
- Это зачем? – лидер Красных Облаков сразу почуял подвох.
- Тебе там самое место… Кстати, ты уже убил Дзирайю?
- А зачем тебе это знать? – Пейн продолжал вести с подчиненным изощренную игру.
- Я тут фанфик читал… Ну из этих, сюжетных… Ты там его убил и страдал, а потом изнасиловал его труп… Короче, я не уверен насчет некрофилии, но ты его точно убил… Или убьешь? У нас помехи со временем… Так я это… Пойду?
Не дождавшись ответа, Дейдара завернул за личный угол Пейна(4) и скрылся из виду. Свой растерянный взгляд лидер Акацуки адресовал соседней стене. Последовать за Дейдарой Пейн не решился – в конце концов, преодолеть ЦЕЛЫХ два угла за какие-то пять минут – это вам не хухры-мухры!
Полчаса спустя, он на цыпочках подкрался к повороту, ведущему к комнате Конан, и все-таки не выдержал. Снова непобедимый глава Очень Опасных Отморозков разговаривал сам с собой.
- Да что же это такое? Как это вообще понимать? Что за отношение? Этот сын болонки и верблюда ляпнул не подумав – а я тут переживать должен? Не собираюсь я… И даже ничего подобного!!! Я не хотел бы убивать своего учителя… - Пейн снова и снова ощупывал угол, надеясь на смертоносные ловушки.
Потом он долго задавал один и тот же вопрос стенам, полу, потолку и собственным свежевыстиранным носкам. Его голос был тихим и скорбным, но в нем все еще теплилась искорка надежды на лучшее:
- Это же все фанфик, правда?
О необходимости выяснить, о чем говорил Сасори, Пейн так и не вспомнил.

Быть лидером Акацуки, зловещей тенью на фоне каменной стены совсем непросто. Пейн, сам того не осознавая, страдал от той же болезни, что и его безбашенные подопечные.
Его было… много. Больше, чем должно было быть. Больше, чем могло вместить одно человеческое тело… или шесть тел и один Нагато.
Мрачный, собранный глава преступников S-класса появлялся только в случае крайней необходимости. Он бал именно таким, каким его хотели видеть его подчиненные и враги. Безжалостный, не знающий поражений хладнокровный убийца производил сильное впечатление – Конан любила его в эти краткие моменты. Ей нравилось быть тенью неуязвимого лидера Акацуки…
Адской бабочке иногда хотелось вырезать те сцены, где Пейн властно отдавал приказы, преследуя свои весьма болезненные для окружающих цели. Сделать знакомого с детства владельца риннегана тем, кем она хотела его видеть, почувствовать себя скульптором, творцом реальности…
Пейн оставался Пейном. Рассеянный, обидчивый мальчишка, тайком от нее почитывающий порножурналы и мечтающий о полете в космос – он выбивался из реальности, некогда придуманной Конан. Она частенько размышляла о великих Акацуки, выкраивая моменты и наблюдая за ними.
Вот, скажем, Дейдара – он просто обязан думать только о мести Итачи и своих бомбах. Других увлечений у бывшего террориста существовать просто не могло!!! Это оскорбляло личную утопию Конан и ее саму.
Сасори должен быть помешанным на своем «искусстве», а его куклы – стать заменой всем контактам кукловода. Для полного счастья, он обязан был иметь небольшой фетиш… Скажем, никогда не опаздывать!
Кисаме, похожий на акулу здоровяк, представлялся ей окруженным чужими конечностями, верным Учихе Итачи лизоблюдом, немного глуповатым, но могучим.
К несчастью, Дейдара был задумчивым отаку, постоянно шлялся по пустым коридорам, размышляя о прекрасном и отказывался говорить о взрывном «искусстве» вне миссий. Грубиян Сасори куклам предпочитал саму Конан, а так же фотографии бабушки и Харуно Сакуры. Кисаме знал о конечностях только то, что они – часть тела любого гуманоидного существа, включая Учиху Итачи. Здесь Адская бабочка не ошиблась – синий убийца оберегал своего больного напарника и, похоже, боготворил его.
Все шло совсем не так, как ей хотелось! Конан не воспринимала эту реальность, злилась и еще больше ненавидела своих коллег.
Конан была прирожденным критиком - уверенным в своей правоте, загадочным и бесспорно гениальным.
Учитывая ее мстительные позывы, она была способна сломить любого - даже по-настоящему талантливого Автора.
Надо же было такому случиться – первым читателем «Пути боли» оказалась именно Конан.

- Это ваше? – небрежно поинтересовалась прекрасная половина Акацуки у взмыленного Пейна.
- Нет! – автоматически отреагировал лидер Акацуки и покраснел.
- Странно... Почерк явно ваш, - она перелистнула несколько страниц, - Однако, я рада, что это не вы написали. Может быть, сжечь эти бездарные записи?
- Бездарные? Что ты себе позволяешь? Ты даже представить себе не можешь глубину таланта Автора!!!
- Угу, - Конан беспощадно вырвала пару листов и швырнула их в камин, - Я буду рада, если никто кроме меня не представит глубину таланта автора.
- Ладно… Это я писал… - Пейн нахмурился, - Тебе правда не понравилось?
- Не понравилось? Да я просто была шокирована некоторыми главами. Например, «Сыска пат адиялам» - это же про меня?
- Да, - убийца Ханзо покраснел сильнее, - Ну понимаешь, это стиль такой…
- Тогда вы не против… Я процитирую… Где оно? Вот, нашла. Читаю: «Конын лижит пад адиялам а начнушка зодралася и сыску аткрыла. Аткинул адияла сматрел на сыську и думыл о Дыйдаро. Ежелиб он был женщеной у ниво бы сыськи были болша или менша? Васбудилси, пашел ф туалет падрачить а там Итаче…» Дальше идет описание очередной разборки с Итачи-саном… Пейн-сама, как вы могли? Это просто ужасно, - она всхлипнула, - Я говорю даже не о извращенном восприятии моей личности… Ваша манера письма просто ужасна! Вы бездарны, мой господин! Простите меня…
- Нет уж, - Пейн выхватил свои бесценные записи из рук напарницы, - Ты просто не понимаешь! Это… Это очень важно для меня! Я тебя… Я тебя ненавижу!
Он выбежал из комнаты. Конан улыбнулась – этот углофоб-графоман явно бросит свою писанину, не выдержав ее меткой критики. Еще один автор пал под гнетом слов Конан – она была счастлива!
Краткий миг ее ликования бесцеремонно прервал хам с кукольным личиком – похоже, у него вошло в моду портить момент чужого триумфа. (5)

- Насисьник – охуеть, - Сасори отодвинул Конан в сторону и подошел к окну. Забарабанил пальцами по стеклу, взял с подоконника пустой граненый стакан и усмехнулся.
Она поправила декольте, скрыв «насисьник» и немалых размеров грудь и приготовилась к неприятному ей диалогу с неприятным «маргиналом».
- Рада вас видеть, Сасори-сама, - Конан хотела поклониться гостю, но его равнодушный взгляд удержал ее от подобных действий. В самом деле, ради кого она старается? Ради злой куколки из телешоу для фетишистов? Сасори никогда не сумеет ощенить красоту, скрывающуюся за завязками оби…
- Ой бля, - он продемонстрировал ей пустой стакан, - Я педрос!
- Не понимаю, - отрезала Конан.
- Сука, - Сасори развел руками.
- Я попрошу вас обойтись без оскорблений! – резко заявила прекрасная половина Акацуки и вдруг вскрикнула. Она поняла, что кукловод-матерщинник имел в виду.
- Да-ка, - он довольно и, надо заметить, паскудно ухмыльнулся, - А Ебанько?
- Да не понимаю я ваших терминов!!! Недоросль дебильный!!! Достал!!!
Свершилось! Не в состоянии больше сдерживать Адскую бабочку, Конан вышла из себя. Жаль, что Пейн не видел этот вихрь эмоций, эти сжатые кулаки, эти мечущие громы и молнии глаза!
- Слушай, ты… Ты… Дурак!!! Вот… Я пить хочу, и мне приходится просить Пейна принести мне воды, а он постоянно забывает… А я сама не могу – там гной и… Мне страшно!!!
- Женщины… Люблю я женщин! Столько экспрессии! Ты непостоянна, ветрена и прекрасна – я восхищаюсь тобой!
Конан, собирающаяся выплеснуть на собеседника поток непристойных слов застыла с разинутым ртом. Быть не может! Скорпион из Красных Песков умеет говорить… И как красиво он умеет говорить!
- Довольно лести, - он вздохнул, - Я хотел поделиться с тобой некоторыми догадками. По моему мнению, в ткани реальности появилась прореха. Можешь называть ее дырой, если тебе так больше нравится. Кто-то отказался следовать плану бога нашего, Кишимото, и через вышеупомянутую дыру к нам хлынули события чужой реальности. Кому-то они даровали второй шанс, у кого-то отняли его, взамен предложив вечное забвение. Однако, реальность пытается заштопать эту прореху, поэтому сознание тех, кто попал под раздачу непонятных сил спасения и деструкции раздвоилось. В мире мертвых нет пресной воды – там только кровь, гной и отчаяние. Я понятно объясняю?
- Угу…
- Я так же обратил внимание на то, что ход времени в пределах ограниченной территории… Короче, Конан, - он все-таки решил сжалиться над ней, - Время остановилось… Удивлена? Да я еще и не так говорить могу! У меня три высших образования и две аспирантуры!
- Отлично, - она рухнула на кровать и закрыла глаза рукой, - Я кое-что поняла и сделаю вид, что этого разговора не было. Хочешь быть маргиналом – мешать не буду… Но кто виновен в этой… «дыре»?
- Не знаю… Но тебе же не снятся сны о смерти?
- Нет.
- Значит, ты связана с произошедшим.
- С чего ты взял?
- Время течет по-другому внутри твоей комнаты, - он указал на ее настольные часы, - Твоя судьба еще не решена. Ты можешь изменить ее… Если решишься, конечно. Хочешь попробовать?
- Хочу ли я? – Конан расхохоталась, - Не знаю я ничего!
- Тогда я просто обязан рассказать тебе все, что знаю. Какузу говорил с Дейдарой. Он сказал ему…

- Ты должен убить Учиху Саске, - сказал Какузу и удалился.
Дейдара решил отложить размышления о происходящем на потом – у него в сети была запланирована встреча с Прекрасной Сакурой. Возможно, сейчас все обретет новый смысл… Этот ужасный человек – тот, кто осмеливался сокращать его имя – был чертовски проницательным.
Дейдара полез в чат…

Пользователь Задолбленный Какаши появился в сети.
Задолбленный Какаши (далее – ЗК): Тук-тук.
Пользователь Прекрасная Сакура появился в сети.
Прекрасная Сакура (далее – ПС): Приветик.
ЗК: Ни слова о руке!
ПС: Она тебе надоела?
ЗК: Я ей надоел.
ПС: Я по тебе соскучилась, МОЙ ЛЕВ!
ЗК: Не трави душу, Сакура!!!
ПС: Я тут фанфик пишу…
ЗК: Угу.
ПС: Я очень ранимо отношусь к критике, так что не суди строго!
ЗК: Я не собираюсь читать твои фанфики!
ПС: Хотя бы краткое содержание… Ага:)) Вот, наслаждайся:
«Саске и Наруто дерутся, Наруто принимает форму Кьюби и отгрызает Саске левую руку по локоть. Саске, не желая остаться в долгу, отгрызает Наруто левую ногу чуть ниже колена. Так их находит Какаши. Решив, что, раз уж им не быть больше синоби, их жизнь кончена, он подбирает отгрызенные конечности, Саске и Наруто и тащит их на мясокомбинат. Какаши не злой, ему просто нужны деньги. Прознав о том, что один из дзенинов собирается пустить своих учеников на фарш, потому что ему не на что кормить семью, репортеры решили, что это чудесный материал и поспешили за ним».
ПС: Ты еще здесь?
ПС: Ау-у!
ПС: Проехали.
ЗК: Ты обкурился?
ПС: Ку-ку! Это жанр такой…
ЗК: Угу…
ПС: О чем ты хотел поговорить?
Пользователь Мертвый Итачи появился в сети.
Мертвый Итачи (далее – МИ): Добрый вечер.
ПС: Ты не закрыл чат?
ЗК: Я закрыл форум. Короче, дерьмовый из меня администратор…
МИ: Что это за чудовищная провокация?
ПС: КАК ЗАКРЫТЬ ЧАТ?!!
МИ: Этот слабак Наруто никогда бы не смог отгрызть мне… то есть, Саске руку!!! Сакура, ты дура!!! Обкуренная лохушка!
ПС: Так грубить даме? Куда смотрит модератор..?
ЗК: Да говорю же – не знаю я…
МИ: Лохи вонючие! Что б вы все сдохли!!! Ненавижу вас! Я отомщу!!!
ПС: Несомненно отомстишь… Я в тебя верю!
МИ: Кто дал тебе право говорить со мной на «ты»?!!!!
ЗК: Я достал руководство по пользованию Интернетом… Щас, Сакура, подожди чуток…
МИ: И ты тоже ЛОХ ВОНЮЧИЙ!!!
Пользователь Вернувшийся Саске появился в сети.
Вернувшийся Саске (далее – ВС): Хай-ттебайо!
ПС: А я считала себя оригинальной в вопросах выбора псевдонима…
МИ: Ты тоже лох!!!
ВС: Клевый фик! Прикольно, что у Какаши-сенсея не было денег на еду! Сакура, ты жжошь!
ПС: Надо думать, я должна почувствовать себя польщенной от признания моего таланта?
МИ: Лохи сраные!!!
ЗК: Давайте просто игнорировать этого урода!
МИ: Сам урод!
ПС: Время так быстротечно… У меня еще будет все время мира, но сейчас я устала… А-ах… Ку-ку…
МИ: Пойду убью одного старого козла!!!
Пользователь Мертвый Итачи вышел из сети.
ВС: А вы прикольные!
ПС: Извини, Какаши, но прямо сейчас кто-то пытается выбить дверь в мою комнату. Прощай.
Пользователь Прекрасная Сакура вышел из сети.
ВС: Только мы с тобой остались? А я рамен ем…
ЗК: Ты хоть понимаешь, что ты сделал?!!!!
ВС: А что такое? У тебя проблемы? Хочешь рассказать мне историю своего детства?
ЗК: Я его никогда особо не любил, с его идиотской привычкой сокращать мое имя…
ВС: Я тоже фик пишу! Хочешь почитать?
Пользователь Задолбленный Какаши вышел из сети.
ВС: Эй, где все?
ВС: Эге-ге-ге-гей!!!
ВС: Я снова остался один.
ВС: Это несправедливо!
ВС: По-моему, что-то произошло между ними…
ВС: Даттебайо!!! Даттебайо!!!

В следующей главе:

Сасори: Охуеть…
Итачи: Полностью согласен.
Кисаме: Поддерживаю Итачи-сана!
Пейн: Мы – беглые маргиналы из Скрытой Травы. Не хотели быть как все – и нас изгнали.
Конан: Знаешь, кто твой сосед сверху?
Мадара: Только тебе, Мистер Боль, я мог доверить эту миссию!
Дейдара: Алле… Секс по телефону?



(1) – хотя, почему бы и нет?
Два часа назад: Смотрел Петросяна. Переключил на Малахова. Не понравилось. Снова переключил на Петросяна.
Полтора часа назад: Читал «Синоби в космосе». Статья «Запускаем на орбиту в качестве смертников всех, кто старше шестидесяти», вызвала одно гневное восклицание и пару вздохов.
Час назад: Пришел на кухню, допил остатки чая из кружки Пейна.
Сорок минут назад: Сидел в соседней с Пейном туалетной кабинке, делая вид, что он – Учиха Итачи.
Двадцать минут назад: Пил отвар из коры дуба. Записался на прием к гастроэнтерологу.
Десять минут назад: Подслушивал под дверью Дейдары его телефонный разговор. Ничего не понял.
Пять минут назад: Получил дверью по лбу. Упал. Застонал. Поднялся. Последовал за Дейдарой.
(2) – звалась самим Мадарой. Остальные были бы согласны с Пейном – если бы догадались спросить его мнение.
(3) – идеям Пейна ыл посвящен целый раздел «Пути боли». Он именовался «Калхозныя приступники иле повисть а маих новаввидениях а савместнай сопственнасти а такжа а томкак миня хател пабидить Кокуза».
(4) – своими Пейн считал все углы, которые успешно миновал.
(5) – в предыдущий раз он застал Дейдару, только что помирившегося с рукой и скрепляющего акт перемирия единением плоти… В итоге у подрывника случилась истерика, рука снова обиделась а довольный Сасори, так ничего и не сказав, выскользнул за дверь.
Категория: Юмор | Добавил: phibrizzo (2008-10-28) | Автор: phibrizzo
Просмотров: 1027 | Комментарии: 2 |

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: